Мюзикл “Гамильтон” как идеальный пример работы с аудиторией

hamilton
Посмотрела тут по наводке подруги американский рэп-мюзикл про тамошних отцов-основателей:)
Спорная, но интересная и очень технично сделанная вещь.
(Тут сразу надо сказать, что это классический качественный бродвейский мюзикл, так что я не заостряю внимание на то, что они там умеют петь и плясать – это по умолчанию.)

Собственно, она на ура выполняет три задачи:
– пропагандирует политкорректность и патриотизм,
– популяризирует историю,
– приносит деньги и славу создателям:)

Соответственно, все недостатки мюзикла прямо вытекают из вышеперечисленных достоинств.
Самое главное достоинство мюзикла, конечно, состоит в том, что после него легко запомнить “кто все эти люди” (хотя, по-моему, британские “Horrible Histories” все равно делают это зажигательней:) Главные герои читают рэп, играют их всех актеры, принципиально не совпадающие по расовой принадлежности с историческими прототипами (кроме образцово-омерзительного короля Георга), а цветовая дифференциация штанов помогает определить, кто положительный, а кто отрицательный (подсказка: чем более вычурно наряжен персонаж, тем больше шансов, что он редиска, в смысле, “нехороший человек, который предаст нас при первой опасности”). Исключение составляет главный антагонист Берр, но о нем позже.
Целевая аудитория – это, конечно, школьники и молодежь, в первую очередь, и вот тут и возникает основная проблема – герои начинают интересовать аудиторию только в том случае, если они relatable, если читатель/зритель может с ними себя как-то соотнести. И на это, конечно, с одной стороны, работает выбор главного героя (классический “селф-мейд-мен”, одаренный сирота с главной песней “Я – совсем как моя страна, молодой голодный оборванец, я не упущу своего шанса!”). С другой стороны, то, что хорошо выглядит в самом начале, ближе к середине и концу мюзикла начинает выглядеть странно, потому что главный герой как начинает инфантильным котиком тинейджером, так им и остается.
На мой взгляд, персонаж вышел удивительно несимпатичный, но технически он сделан великолепно, потому что он одновременно попадает в три слота:
– во-первых, это слот “персонаж, с которым аудитории приятно себя ассоциировать”. С одной стороны, ему щедро отсыпают всего того, что воспринимается как “крутость” – все окружающие восхищаются, девушки любят, Вашингтон назначил правой рукой и так далее. Я бы сказала, конечно, что это изрядно топорно сделано, потому что все то время, когда Гамильтон не находится на сцене (и примерно половину времени, как он на ней находится) окружающие поют о том, как он офигительно крут. Вершины фейспалма это достигает в арии Берра, который поет сначала про любовь, потом про смерть, а потом про Александра Гамильтона, но как говорил один мой знакомый, “лесть грубой не бывает”. С другой стороны, когда Гамильтон лажает, это каждый раз подается под соусом “не виноватая я, он сам пришел”. Что изрядно раздражает, но, в общем, тоже является классическим приемом из арсенала романтических произведений (см. “Овода”, на которого я очень люблю кивать в этом плане:)
(Правда, возможно, это мое личное восприятие – я пока смотрела, с некоторым изумлением ощутила, что у меня какое-то вулканское отношение к дуэлям:) Сами по себе они страшная глупость, но если уж ты поставил себя в такую ситуацию, то доводи уж дело до конца, а не самоубивайся об противника, потому что это, мягко говоря, безответственно по отношению к близким).
– во-вторых, персонаж таки предоставляет аудитории плюс-минус качественную ролевую модель (ну, там, учись, сынок, делай уроки , пиши декларации, слушайся папу Джорджа Вашингтона, не спи с кем попало ),
– в-третьих, все происходящее отлично проводит ликбез на тему, кто на ком стоял в исторической ситуации.

Отдельной строкой нужно сказать про рэп в мюзикле. По-моему, находка просто отличная (особенно политические прения в форме рэп-батлов:)
Чисто с поэтической точки зрения за этим наблюдать очень интересно, потому что вообще сейчас в англоязычном пространстве лидирующее место занимает верлибр. Который, с одной стороны, бывает очень хорош (я сама его очень люблю, он позволяет дать очень хорошее приближение к внутреннему потоку сознания) – но хороший верлибр написать очень сложно, потому что практически единственный инструмент, который остается у автора – это его опыт, знание того, что он хочет сказать. И это сложно, потому что верлибр можно писать километрами, не останавливаясь.
Рэп же требует совершенно другого – четкого ритма, рифмы, хлестких формулировок. И вот тут у них все это есть – внутренние рифмы, аллитерация в лучших традициях классической аллитерационной поэзии, когда строка держится за счет слов, в которых ударные слоги начинаются с одного звука (гласные при этом различаются):

The ten-dollar founding father without a father
got a lot farther by working a lot harder,
by being a lot smarter,
by being a self-starter,
by fourteen, they placed him in charge of a trading charter.

Для сравнения классическое толкиновское:
Lo! the golden dragon of the God of Hell,
the gloom of the woods of the world now gone.

Они добавляют к аллитерациям в придачу рифмы и четкий ритм – получается отличный, энергичный, жесткий текст.
(Но тараторят они его так, что смотреть советую с субтитрами, иначе моск вскипает нафиг:))
Вторая отличная вещь, которую позволил им рэп – это брать прям-таки куски из оригинальных документов (а исторические деятели любили и умели красиво говорить) – и читать речитативом под музыку.

С чем в мюзикле все плохо – так это с психологией. Во-первых, мюзикл моноцентричен до абсурда (автор как-то пытались это балансировать в самом начале, представляя разных “отцов-основателей”, но потом все равно все разделились на тех, кто обожает Гамильтона и тех, кто строит ему коваааарные козни). Во-вторых, они как-то попытались воткнуть в происходящее феминизм в лице Анжелики, но вышло очень криво (“я женю Гамильтона на своей сестре, но буду после этого всю жизнь по нему чахнуть”), а всех остальных дам в мюзикле две и из них одна идеальная сферическая жена в вакууме, а вторая – коваааарная шантажистка.
(Будем честны – больше всех мне понравился образцово омерзительный король Георг, который изображает гламурное зло – это так плохо, что уже хорошо:)

Кроме театральной постановки есть еще варианты со съемкой “риал-лайф”, и вот там, когда глав. героя играет действительно мальчик, это прям действительно хорошо смотрится:

(А Лафаейта дразнят Ланселотом, ха-ха:)

В общем, на мой взгляд, этот мюзикл – отличный пример очень хорошо решенной технической задачи. А если вам не зашло, то, значит, вы не его целевая аудитория:)

Добавить комментарий