Царица Савская, принцесса Сиракузская

Шумит, гудит ярмарка. Ходит по ярмарке болотница, жабья мать, лягушачья тетка, с подола вода каплет. Смотрит – крутится перед коробейником птичница Грета, выбирает для чепца яркие ленты. Подбежала к ней болотница, схватила за руку:

– Ах, это же сама царица Савская, принцесса Сиракузская, краса писаная, неописуемая!

Вот кого у нас во дворце все ждут – не дождутся! – и тянет за собой Грету.

Лестно стало Грете, пошла она за болотницей – по стежке да дорожке, потопкой да по тропке, с кочки на кочку, мимо сосны да осины – и в самую трясину.

У болотницы в логове все углы пауки паутиной заплели, под потолком гнилушки светятся, а в красном углу стоит лошадиный череп и из него свеча торчит.

Боязно сталоГрете, а болотница говорит:

– Ах ты моя деточка, моя красавица, пора украшаться-наряжаться, на пир собираться – и подает ей из болотных огней ожерелье. Ахнула Грета, нацепила его на себя – а болотница сует ей бадью с водой – поглядеться. Смотрит Грета в бадью – а там королевишна, в короне да на троне нос задирает, рукой помавает, несут ей на золотом блюде варенья да сласти всяческой масти.

И пошла Грета с болотницей пир пировать.

Чертог под болотом большой, да темный, под сводом летучие мыши крыльями хлопают, совы ухают, глазами светят. Вместо факелов змеи на хвостах стоят, из пастей огонь хлещет. А за длинным столом сидят тролли, мал мала меньше – кто с бородой, кто с рогами, кто с жабрами, кто с копытами, и у всех хвосты козлиные, куцые.

Усадила болотницаГрету во главе стола, давай угощать:

– Ах ты моя крошечка, вот тебе угощенье царское, питье королевское.

Взяла Грета плошку – а там земля с червями. Взяла кубок – а там вода зеленая и в ней головастик плавает. Скривилась Грета, отложила ложку.

– Что же ты не ешь, дитятко? – спрашивает болотница.

– Невкусно, – отвечает Грета.

Услышали тролли, зашумели.

– Как, невкусно?! Вкусно, вкусно!

А огромный, клочковатый, рыжий тролль выкатился на середину зала, оскалил зубы и заревел:

– Кто моих червяков не ест?! Кто моей воды не пьет?!

– Все принцессы такое едят, деточка, – говорит болотница. – А повар так старался, так старался. Он расстроится, если ты ему скажешь, что тебе невкусно. Нехорошо это, не по вежеству.

Притворилась Грета, что ест. Потрепала болотница ее по щеке, улыбнулась, пир своим чередом пошел.

Вскочил на стол тролль – глаза рыбьи, пятак свиной – давай хвастать:

– Я придумал воду решетом носить! Я самый умный!

– Ква, ква! – загудели тролли. – Он самый умный!

Вскочил на стол второй тролль, побольше – рога бараньи, уши волчьи – столкнул первого, закричал:

– Я комара да муху победил! Я самый сильный!

– Ква, ква! – подхватили тролли. – Он самый сильный!

Вскочил на стол третий – рот жабий, голова медвежья – пнул второго так, что тот через весь чертог пролетел, да заорал:

– Я его только пнул, а мог бы и убить! Я самый добрый!

– Ква, ква! – зашумели тролли. – Ты самый добрый! Будь теперь наш король!

Повернулся тролль к Грете и спрашивает:

– А ты что скажешь, царица Савская, принцесса Сиракузская? Я ли не король троллей?

– Король, – отвечает Грета.

– А раз так – ступай, царица, за меня замуж!

И тянет к ней корявые пальцы.

Испугалась Грета, вскочила, да как закричит:

– Я – птичница Грета! А ты – старая страшная глупая жаба! Не пойду за тебя!

 

И все пропало.

Стоит Грета посреди болота, вся в тине. Передник порван, в башмаках вода хлюпает. Плюнула птичница, утерла нос рукавом, нашла палку попрочней да пошла домой, в город.